« все рассказы

Покупая курицуРассказ Павла Губарева

статья на конкурс текстов о том, как гаджеты изменят будущее

 

Летние каникулы. Пятнадцатилетний сын моего приятеля Константина три недели подрабатывал на автозаправке. Как водится, с первых заработанных денег купил подарок маме и, конечно, отправился в магазин примерять новые кеды.

А потом захотел принять гражданство Великобритании.

Константин поперхнулся, но, будучи родителем прогрессивным и либеральным, не отправил сына в детскую с приказом перестать морочить голову. Вместо этого он присел с ним рядышком на диван, и следующие два часа они изучали налоговое и административное законодательство Соединённого Королевства. В процессе выяснилось, что, во-первых, львиную часть скромной, но с гордостью зарабатываемой суммы Серёже придётся отдавать в виде налогов. Во-вторых, владельцу заправки для найма несовершеннолетнего британца придётся получить столько лицензий и разрешений, что дешевле будет нанять всю серёжину школу, включая физрука. В-третьих… ну, думаю, несмотря на завидную деликатность моего приятеля, Серёжа не раз покраснел во время этого вечера. Затею с гражданством педагогично «отложили». А через неделю Константин выяснил, что настоящей причиной этого чудоёчества были вовсе не финансовые соображения, а мода на британскую группу «Сёстры Малдера». Вообще, заключил Константин, надо почаще заглядывать в детскую: парень уже два месяца не стирает со стен фотографию пятерых девчушек с гитарами, а это что-нибудь да значит. В рамках стихийного бедствия пятеро серёжиных одноклассников из семей побогаче и побездельней таки сменили гражданство.

Что ж, это подростки: вечно они то ломают шеи, носясь по ближнему космосу на зверороликах без шлема, то собирают подписи за запрет марихуаны, то вобьют себе в голову, что лишиться девственности нужно обязательно в невесомости. Но! Если Вы хмылонились, читая историю Серёжи, то задумайтесь на минуту: сколько из ваших знакомых не россияне? Посчитали? А теперь скрольте на следующий слайд.


Врезка (разноцветная таблица на приятном розовом фоне. Если провести рукой над читалкой сверху-вниз, то из страницы вырастает по-модному полупрозначная объёмная диаграмма)

Гражданство / Доля от постоянных жителей территории Российского территориального объединения

Российская Федерация-ТЛ: 56%

Российская Федерация-СКЭР: 6%

Российская Федерация-ПЭЗ: 6%

Американский Экономический Лэйер: 13%

Европейский Социальный Лэйер: 5%

Прочие государства: 14%


Если на момент чтения этой заметки цифры ещё не изменились [Если они изменились, то читатель не увидит этот текст, хе-хе – прим. ред.], то «шесть гордых процентов» коммунистов, как их метко охарактеризовал президент, ещё не привели в исполнение угрозу плевать в лицо каждому, кто расплачивается с ними через файр-фильтр. ИМХО, если они когда-нибудь таки приведут в исполнение угрозу, то процент заметно упадёт. И тем не менее, такими темпами, дорогой читатель, скоро больше чем половина тех, с кем вы работаете и общаетесь, будут иностранцами. А если вы сами [Вот трудно было воткнуть код проверки на гражданство читателя. Антон, передай корректору, чтобы поправил статью этого бездельника. И ещё: если мои пометки опять не будут удалены перед отправкой на сайт, убью и съем – прим. ред.] попадаете в 44% процента жителей РФ, не принадлежащих к членам Традиционно-либерального лэйера, то вам самим очень хорошо знакома жизнь человека глобальной экономики. Более того, ни попискивание файр-фильтра, ни цифры разных валют на экране вашего бумажника, ни трудновыговариваемая фамилия вашего налогового консультанта вас даже не удивляют.

Хотя, казалось бы, должны.

Почему? Ну, чтобы вспомнить суть, обратимся к истории вопроса. Это сейчас, как поёт Лиза Дунц, «Я залезла вверх тормашечками на самую далёкую из планет / Но везде твою мордашечку мне показывает интернет». Однако же сравнительно недавно, когда не было интернета в космосе, и даже ещё раньше, когда никто не жил в космосе, и даже ещё раньше [сократить – прим. ред.] до принятия международного пакта Эмерсона-Палмера, экономика была осбаундной.

И даже не столько экономика, сколько вообще геополитика. В старом смысле, с приставкой «гео-». Чтобы ощутить всю романтику жизни гражданина одной страны на территории другой в те времена, представьте, что в стране все товары продаются только за одну официальную валюту (противное карается законом); купить деньги другой страны можно, но для этого, возможно, придётся потратить несколько часов, а то и лично приезжать в «пункт обмена валюты». Более того: при пересечении границ любого территориального объединения (в те времена тождественно слову «государство») вы бы проходили таможню (customs), заполняя документы, указывая «цель визита», а иногда и проходя досмотр вещей, которые везёте с собой. Различные хитроумные правила ограничивали провоз некоторых вещей в багаже. Скажем, в моём семейном архиве хранится видеозапись, где мой пра(5 раз)дедушка упоминает, что пересекая границу Казахстана и России (на автомобиле с бензиновым двигателем, si!, смог провезти только 2 бутылки коньяка на одну персону. То же самое с провозом бумажных денег: не более, скажем, десяти тысяч долларов в кэше (тогда было красивое слово «наличными»).

Вот на последнем хотелось бы застопиться.

Нынешние исследователи утверждают, что одной из самых важных предпосылок для пакта Эмерсона-Палмера, окончательно виртуализировавшего экономику, стал повсеместный отказ от бумажных денег (2040 – 2060). Мол, только когда компьютеры и мобильные устройства образца начала XXI века позволили «на лету» обсчитывать операции обмена валют, уплаты налогов, контроля товарооборта, начисления зарплат и т. п., то экономика смогла перейти с физического уровня на логический.

Поясню: сейчас, копируя песенку той же Лизы Дунц [хтолыбеть её лампу – прим. ред.] с коммуникатора друга в свой плеер, вы не задумываетесь, где физически будет храниться файл – скорее всего, он будет отправлен на ваш домашний компьютер, или на сервер, который обслуживает вашу домашнюю сеть, сам находясь в Китае, или вы просто получите ссылку на файл, который останется лежать на сайте-сервисе раздачи музыкальных треков. В любом случае, вы знаете, что файл теперь – ваша собственность и по жесту пальца вы сможете его прослушать [да чего её слушать? Лучше смотреть – прим. ред.], где бы он ни хостился.

А если бы у вас не было быстрой устойчивой связи с Сетью? Проделайте эту же операцию с другом в экранированной комнате (космошлюпке старой модели). Выяснится, что обменяться файлом получится, только если он физически будет передаваться с коммуникатора друга на ваш плеер.

Теперь же, когда любое из наручных, карманных и вживлённых устройств по желанию вашему показывает, сколько у вас денег, а конвертация валют и налоги отправляются на любой виртуальный счёт любой страны, нам совершенно естественно предположить, что гражданину страны вовсе не обязательно находится на её территории. И равно наоборот: жителям территории вовсе не обязательно быть гражданами (в экономическом и политическом смысле) этой страны. Оставаясь же гражданами политически, они могут выбрать или образовать свою экономическую модель. Расхаживая по одним и тем же улицам, живя в соседних квартирах, мы можем присутствовать в разных экономических слоях (лэйерах). А все расчёты проведут компьютеры. Покупая курицу у соседа, дядюшки-фермера, гражданина Австрии, ваш файр-фильтр автоматически пересчитает евро в рубли. Налог с продажи курицы австрияка отправится в австрийскую казну, а с вас возьмут пошлину за покупку зарубежной курицы. С учётом количества таких мелких сделок в мире, можно представить себе, сколько подобных операций проводится ежесекундно! Привычное дело – покупка курицы у соседа — сопровождается тысячью финансовых операций, о которых мы и думать забыли. И только самые старшие из наших читателей помнят, как экономика России расслоилась на «Традиционно-либеральный Лэйер» (ТЛ), «Справедливую Коммунистическую Экономику России» (СКЭР) и «Правую Экономическую Зону» (ПЭЗ). Но! Наши далёкие предки с древними компьютерами, хилыми наручными устройствами и жутко неудобными бумажными [и металлическими! – прим. ред.] деньгами таких сделок себе позволить не могли.

Казалось бы – вот он, ответ. Первый шаг к тем глобальным процессам, которые позволили сегодня состояться британскому капризу мальчика Серёжи, был сделан, когда первый человек расплатился за банку колы SMS-сообщением. Но позволю себе предположить, что всё случилось гораздо раньше, в 1971-м году, когда был отменён «Золотой паритет». То есть когда деньги (конкретно доллары США) перестали обеспечиваться золотом. (Справедливости ради, в Советском Союзе они уже давно обеспечивались только честным словом и пистолетом.) Деньги как таковые стали виртуальными гораздо раньше, чем обрели свободу от бумаги. Деньги – это и есть первая замена реальных ценностей на воображаемые. Реальная ценность – старый добрый слиток золота. Бумага – лишь обещание. Компьютеры позволили сделать неявное явным, убрав необходимость таскать с собой по кусочку бумаги на каждый рубль. А потом – дали полную свободу разуму, позволив прочертить границы в виртуальном пространстве, а не по земле.

Итак, сегодня мы все живём рядом, но работаем, покупаем и продаём в разных странах. Благодаря нашим маленьким, но умным устройствам ваш сосед-австрияк может купить билет на концерт россиянки Лизы Дунц в пару щелчков пальцами. Правда, чудо?

 

Читайте другие статьи из цикла «Правда, чудо?»:

«Бел-ОК: Мясо инопланетян и мифы о нём»

«Dig it: Лопата, экскаватор, землееды… что дальше?»

«Undo: Нежелательная беременность и изобретение машины времени. Была ли связь?»

 

Текст © 2099 Левап Верабуг,

Специально для everythingyoualwayswantedtoknowbutwereafraidtoask.com

 

Песня © 2099 Лиза Дунц и её продюсер,

 

Примечания редактора © 2099 Редактор сайта

 

Перевод на старорусский © 2009 Павел Губарев.

Оставить комментарий

Комментарии

Айя (21 мая 2011, 00:05) 

Очень здорово))))

Спасибо :)

Ответить

Романыч (31 марта 2012, 05:03) 

А ещё? А сборником? Потянешь, Паша?

Ответить

Романыч (31 марта 2012, 05:03) 

А ещё? А сборником? Потянешь, Паша?

Ответить